шла война

Лидия РУТА, Киев

В моем редакционном архиве чудом сохранилось письмо одного из участников боевых действий.

Как по мне, волнующий и типичен: его мог бы написать любой из героев войны.

Письмо интересен еще и тем, что переводит информацию, которую автор посылал родным: когда и где воевал, когда был ранен и - главное - передает атмосферу войны, настроение свой и своих собратьев-либо освободить родную землю от врага. Как известно, человеческая память несовершенна и многое могла потерять. А вот военные треугольники как летопись войны сохранили все.

... Для кого Великая Отечественная война - это уже далекая история. Кому и история уже вроде и не нужна. Но только не для участников тех огненных лет. I теперь, когда со дня Великой Победы нас отделяют 68 лет, многие еще и еще раз перелистывает пожелтевшие листочки своих фронтовых писем, писем родных, чудом сохранившиеся на дне материнской корзины, и во время эвакуации, и во время бомбежки поездов, и под время гитлеровской оккупации.

«Эти письма люди берегли как самое ценное сокровище, потому что в них - история народной борьбы за освобождение родной земли от врага», писали в свое время в редакцию Григорий Козявкин из Киева, Иван Чуприна и Николай Федорченко из Донбасса. Ибо вся страна в едином порыве стремилась защитить родную землю. I это отражено во фронтовых письмах.

Итак, слово Ильи Сидоренко - ветерану 84-го гвардейской Гадячского Краснознаменного ордена Богдана Хмельницкого артиллерийского полка.

«В тысячи тысяч матерей эти пожелтевшие, потертые фронтовые треугольники остались единственной памятью о своих сыновей и дочерей, ушедших на войну и не вернулись. Ведь живыми осталось только три процента, - ребят 1922, 1923 и 1924-го годов рождения. Трое из ста !!! Поэтому эти треугольнички берегли как самое дорогое сокровище.

Фронтовые письма ... Это не только желательна, так ожидаемая весточка от дорогих с бурного ада войны. Каждый такой лист - это кроме всего прочего - своеобразный отчет перед родными, перед Родиной о своей фронтовой работу, борьбу за каждую пядь освобожденной земли.

С пожелтевших страниц всплывают события тех незабываемых дней: дорогие лица собратьев-однополчан, тернистый путь долгих фронтовых дорог ...

Не жалуйтесь, друзья, что я пишу о своих письма, замечает автор. - Наш народ-воин в те годы жил и думал об одном - победу над фашизмом. I правда о войне в ваших, моих письмах, как в летописи.

... С Сталинграда поехали на фронт. Пробивались из окружения. Возле станции Вешенской переправились через Дон, - вспоминает ветеран.

... ехали мы на Кавказ, а попали в Калмыцкого степи и провоевали там всю осень и зиму. Неподалеку от Ростова был ранен ».

25.03.43 г..

Матери и брату в Сорочинск.

«... Трудно нам было наступать. Но мы упорно преодолевали все препятствия и шли вперед, гнали перед собой немецкую армию. С боями прошли сотни километров, преодолевая ожесточенное сопротивление врага ... Многих моих однополчан нет сейчас в наших рядах, многих ранило, многих награждены правительственными наградами посмертно. Я тоже был ранен, и меня наградили медалью «За боевые заслуги» ... Но как бы тяжело не было, мы верили в победу. Вот почему я и писал матери ».

18.04.43 г..

«... А теперь - война. Ужасная, жестокая. I мы сейчас воюем за то счастливую жизнь, которого нас лишили немецкие фашисты, уроды рода человеческого. И ничего - придет время, и они во сто крат заплатят за свое черное дело. Мы отомстим за все, мы спросим у них всего ...

Впереди еще много тяжелых боев, испытаний, и мы все преодолеем и разобьем ненавистного врага! ..

Воюя, мы словно чувствовали запах родного края ».

07.05.43 г..

«Дорога мама! Я уже дышу замечательным ароматным вишневым цветом, свежим и приятным воздухом родного края! .. Если пойдем вперед - возможно, удастся увидеть родные наши места, побывать в родном селе ... Не грусти, мама. Вскоре и наша родная земля будет свободной. Недалеко уже то время, когда и ты увидишь свой родной край. А пока терпи и жди того времени, когда мы новым сокрушительным ударом разобьем и уничтожим немецкий сволочь. Не грусти, а не печалься, обо мне не беспокойся и честным трудом помогай нам, фронтовикам ... »

I все же к Великой Победе оставалось еще почти два долгих года. Война продолжалась, жестокая, беспощадная, о чем я 02.08.43 г.. Сообщал брату на фронт:

«... Однажды фашисты бросили на участок нашей дивизии 200 танков и силу самолетов, но мы выстояли и не отступили ни на шаг. На мою долю за эти три недели выпало немало опасных минут. Просто удивляюсь, как до сих пор я остался целым и невредимым. Позавчера мы отражали атаку танков и автоматчиков. Били прямой наводкой. Пехоты впереди не было. Мы остались один на один с танками и автоматчиками, которые окружали батарею полукольцом. По автоматчиков били осколочными, по танкам - бронебойными ».

Как живут, о чем думают сегодняшние 20-летние эпохи потребления? У моего поколения была другая жизнь, другие думы.

06.08.43 г..

Брату в армию.

«Сегодня мне 20 лет. Этот день мне пришлось встретить в госпитале. Вот уже три дня, как я здесь ... За то время, как я ушел из своего полка, произошло много событий в моей жизни (с 1 июля). Был в новой дивизии, в артполка, стояли в обороне, затем участвовали в боях - жестоких боях, остался целым. На поле боя встретил свой гвардейский артполк, свой второй дивизион и снова вернулся к своим друзьям-гвардейцев. Снова в ожесточенных боях, с огня выходил целым и невредимым. I все же неожиданно задело и меня. Ранило меня 3 августа в 18.00 осколком бомбы в спину ...

Ты не подумай только написать об этом матери, а то она будет волноваться ... »

I снова бои. Но уже другие, наступательные.

11.09.43 г..

Брату в армию, матери:

«Сейчас я уже снова в своей родной батареи, снова бьем проклятую немчуру и гоним ее на запад. К Днепру остается каких-либо 60 км. Итак, скоро я увижу берега родного Славутича! Украина вскоре будет свободной ».

Но меня смущает другое. Сейчас мы даже памятники завоевателям готовимся ставить. Те, кто такое задумал, не видели ад, все круги которого прошли мы.

03.10.43 г..

Брату в армию.

«... Вот уже почти месяц, как я выписался из госпиталя и нахожусь в своем полку, в своей батареи. Моя рана постепенно заживает. Но об этом некогда думать. Надо бить врага, чтобы скорее освободить всю Украину. Вся левобережная Украина уже свободна. Лишь на некоторых участках левобережья еще сидит немец, прижатый к Днепру. Наша Родина, считай, уже освобождена. Но ... незавидная участь досталась нашим родным городам, селам, судя по тому, что я вижу здесь не осталось ни одного уцелевшего села. Все разрушено проклятой немчуру. Стынет кровь в жилах, когда смотришь, как безжалостно бомбят они наши села, сбрасывая из своих «Хенкель» тысячи бомб на беззащитных мирных жителей, - женщин, стариков, детей ... Их кровь взывает к мести ».

05.10.43 г..

Матери в Сорочинск.

«... Сейчас мы находимся в ... области (вычеркнуто цензурой - Запорожская обл. - I. С.). В нескольких километрах от Днепра. Фриц здесь закрепился и оказывает отчаянное сопротивление изо всех сил. И ему все равно ничего не поможет - мы его сбросим в воды седого Днепра .. Уже близко то время, когда мы окончательно разобьем подлую немчуру и выгоним ее из нашей земли. А пока надо крепче бить врага ... »

14.10.43 p.

Брату в армию.

«... То, что я вижу на родной Украине, зовет нас к беспощадной мести кровавым нелюдям. Да, дорогой Ваня, если бы ты увидел, что натворили немцы здесь, если бы ты увидел, что они творят сейчас, как они бомбардируют наши прекрасные деревни, сбрасывая на мирных жителей тысячи бомб, если бы ты увидел пепелища деревень, плач матерей и маленьких детей, грустные глаза стариков, которые говорят нам: - Видите, что немец сделал? Бейте его, сыночки, бейте проклятого! - у тебя бы волосы стали дыбом на голове, зубы сципились бы от злости, прибавилось вдвое силы, и ты сказал, сжав кулаки: «Смерть фашистам!»

I снова бои.

«... Находимся мы сейчас как раз напротив того места на Днепре - где когда-то была казацкая вольница - Запорожская Сечь. Идут упорные бои - и день, и ночь гремит канонада ... Чувствую себя лучше - рана заживает.

К этому времени рана заживала плохо, и теперь будет лучше - вчера мне в нашей полковой санчасти удалили из раны еще один осколок ... »

06.02.44 г..

Матери в Сорочинск.

«... Прости, мама долго не писал - так сложились обстоятельства на нашем фронте, никогда не было писать ... Находимся сейчас на Правобережной Украине. Мы наступаем. Фриц драпают и бросает на дорогах и полях множество оружия и техники ... »

18.02.44 г..

Брату в армию.

«... Дорогой Ваня, ты завидуешь мне, что я на фронте, а я, пожалуй, завидую тебе - мне так хочется хотя бы немного пожить мирным, спокойным жизнью. Это жизнь на земле, в грязи и сырости уже так надоело ... И мы будем все это терпеть, пока на нашей земле будет хоть один фашист ».

«... Сейчас нахожусь в Днепропетровской области возле ст. Апостолова, которую брали, за что и салютовала нам Москва 6 февраля. Так что Фрицу хорошо дали здесь жара. Этот драп-марш он будет долго помнить! .. »

26.02.44 г..

Матери в Сорочинск.

«... Наступаем! Освободили Кривой Рог. Идем дальше на юг. Фриц сопротивляется, но мы его бьем и в хвост, и в гриву! Верю, что вскоре мы все встретимся на нашей Украине ».

27.03.44 г..

Брату в армию.

«Наступают От Кривого Рога - мы прошли уже очень много. Переправились через четыре реки. Сейчас ведем бои на правом берегу реки Буг. Здесь фриц очень упорно сопротивляется, но ты и сам понимаешь, что как бы упорно он не воспротивился, а нашего напора ему не выдержать. Ведь мы воюем за родную землю, свой дом, свою семью. Видимо, пока ты получишь это письмо, мы уже будем далеко; возможно, в Одессе, а то и на самой границе ... »

22.04.44 г..

Матери в Сорочинск.

«... Сейчас мы находимся на берегах Днестра. Отбиваем все контратаки врага, прочно удерживаем плацдармы на правом берегу, все время их укрепляем и расширяем и вскоре погоним фрица дальше, к Пруту, в Румынию ... »

04.09.44 г..

Брату в армию.

«... Руманешты драпанулы от одной артподготовки. Сразу же после артподготовки мы двинулись вперед, не встречая сопротивления. Но километров через 10 наткнулись на оборону фрицев. Был бой с танками. Рядом со мной осколком снаряда убило разведчика, но я все же уцелел. В этом же бою ранило моего ближайшего друга еще с Астраханской авиашколы Саши Полупанова и многих других. Мы рванули вперед и пошли по пятам отступающего врага ... »

Письма, сохранила мать, закончились. А война еще продолжалась. Мы гнали врага. Мы были горды своей силы. Радовались за родную землю и ее людей, которых освобождали от врага. I хоть война - это тяжелый, порой непосильный труд, мое поколение вынесло этот труд на своих плечах, отстояло родную землю.

Да, мы рано стали взрослыми, мы недолюбили, мы многое потеряли. Но и получили! Мы были горды за родную землю, за то, что бороться за нее нам было завищано, за то, что мы победили.

I кто бы и как сегодня не смотрел на Великую Отечественную, как бы ни пытался переписать ее историю, мы знаем правду, потому что она оставила след не только на теле, но и в наших душах. Эта правда - и в наших фронтовых письмах.

* * *

Поэтому давайте защищать наше общее Великую Победу и ее ценности.

Хотите узнать, где продаётся таможенная база вэд , Которая вам приказал найти ваш начальник? Не тратит время на поиски, а сразу заходите на наш сайт www.rusconsult.com. Удачной вам покупки!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь ...

Как живут, о чем думают сегодняшние 20-летние эпохи потребления?